+7-913-210-46-84
Напишите нам

Кочевники

20.12.2011

За прошедший день больше всего впечатлили места возле Яломана и Курайская степь с Северо-Чуйским хребтом - с одной и другой стороны хребты со снежными вершинами, находящимися под облаками. Снег выпал на днях, через пару-тройку дней он расстает и снежная линии поднимется выше. Очень красиво. Жалею что с собой нет фотоаппарата.

Какой-то из двух Яломанов.
Курайская степь.
Место ночевки. Утро


День 2

Просыпаемся ранним утром на том же месте, где вчера легли спать. Рассматриваю напротив гору с отвесным склоном. Вкупе с низким солнцем, которое сбоку освещает этот склон, рождается удивительная и контрастная картина, загадочные длинные тени, блестящие золотом островки, иллюзорные пещеры.

Граница. Пустынный роман.

Въезжаем в Чуйскую степь. Без остановок проезжаем ее до Ташанты (местные пограничники называют ее Тошнота). Наших друзей на PORSHE нигде не видать. Пограничники начинают работать в 9:00 плюс минус полчаса. Первыми проходим Российский таможенный пункт. Затем проезжаем несколько километров по демаркационной полосе (нейтральная территория) до самой границы. Здесь стоит какой-то «сарай». На въезд в Монголию никого кроме нас нет, российский пограничник безпрепятственно нас выпускает. А вот на въезд в Россию стоит большая очередь из машин. УАЗы, корейские автобусы, микроавтобусы. Львиная доля из них перегружена доверху товарами и людьми. Некоторые из них ночуют здесь третий день. Встречаем знакомых из Барнаула, они также как и мы надеются пройти границу за 1 день.

Едем дальше до монгольского таможенного поста, который носит название «Цааган-Нур», что значит «Белое озеро». Пункт получил свое название от ближайшего монгольского населенного пункта - «Цааган-Нур». Проходим таможню без лишней волокиты.

Нейтральная территория между двумя таможенными пунктами просто кишит сусликами и сурками. Сурки размером с небольшую собаку и очень жирные, встречаются по обе стороны от дороги через каждые 10- 20 метров ; глаза просто на лоб лезут от такого изобилия живности среди высокогорной полупустыни. Самое интересное, что дальше в Монголии этих тварей на порядок меньше; что-то подобное следующий раз мы увидели только в конце нашего путешествия по пути из Улан-Хуса до границы. Сурки принадлежат к роду животных, которые зимой впадают в спячку, а за лето набирают жир.

Глеб в Ташанте. Мы скромно заняли очередь за всеми, проехали же первыми.
Нейтральная территория. В этом кадре есть сурки!
Нейтральная территория. Последние километры асфальта.

В 11:30 по барнаульскому времени (12:30 по монгольскому) въезжаем в МНР! Ура товарищи! В сторону России опять очередь, как и в том «сарае» за тем исключением, что в очереди большое число российских автомобилей – Новосибирск, Кемерово, Барнаул… Видать монгольские погранцы пропускают своих с большим приоритетом, впрочем как и наши. Горбик начинает ерзать, ох блин, это всех надо сегодня обогнать, ох блин, а номера то какие – 555, а машины то какие новые и красивые – LandCruiser , BigHorn … (все таки обогнал – прим. автора).

Обедаем здесь же, в местечке под названием «Красная Юрта». На столе у нас «позы» - нечто вроде мантов, вкусно. Пересаживаемся в «буханку» УАЗ. Нашим водителем будет казах сорока лет по имени Болатбек, что в переводе означает «стальной». Приставка «бек» значит «уважаемый». Фамилия – Султыны. Неплохо говорит по русски, окончил ВУЗ в Москве. Работает на здешней ТЭЦ. Каждое лето находится в вынужденном отпуске, подрабатывает тем что возит туристов. Болатбек очень внимательный и добрый человек, отличный водитель. К концу тура некоторые участники тура, вернее участницы, были просто влюблены в него.

Гидом от российской стороны стал Алексей. Надо отдать должное Алексею – в течении тура ни одно желание туриста не было забыто. Стоило Марие вечером третьего мельком сказать что ей интересно взглянуть на кладбище, как на следующий день на обратном пути мы заехали на кладбище. Горячие обеды и ужины от Алексея всегда были очень вкусны!

Мы попали на Баян.

Наш путь лежит в г. Баян-Ульгий – центр Баян-Ульгийского аймака. Баян-Ульгийский аймак – это единственный аймак в Монголии, где большинство населения составляют казахи. Казахи говорят на своем языке, регулярно ездят на свою историческую родину. В Баяне (так для краткости называют Баян-Ульгий) есть действующий аэропорт, выполняются рейсы в Улан-Батор и Алма-Ату через Усть-Каменогорск. Также этот район один из самых удаленных от столицы страны.

От Красной юрты до Баяна существует 2 дороги. Одна дорога, по которой мы и поедем, через один крутой перевал, вторая – через два перевала попроще. Часть пути мы проходим по «дороге века» - строящейся дороге, которая по плану пересечет всю Монголию с запада на восток. Эту дорогу начал строить нынешний президент, чье имя в переводе с монгольского означает «вечная радость». Она представляет собой обыкновенную насыпную дорогу, но достаточную широкую, без асфальта.

Сначала, недалеко от границы нам попалось несколько небольших озерец (или больших луж) с птицами. Лебеди, утки, гуси, может еще какие виды, к сожалению не разбираюсь в орнитологии. Юрты по берегам. И все это в 5 метрах от дороги. Мысль о том, что ты не в России окончательно утвердилась в голове. Дальше такие полурайские места нам не встречались. Не доезжая до села Цааган-Нур поворачиваем вправо. Затем очень крутой и живописный перевал с названием переводимым как «Три черные вершины».

На удивление дорога достаточна хороша, обычная грунтовка, едем 60- 70 км/ч .

Красная юрта. Наше кафе.
Вид с перевала на село и озеро Цааган-Нур.
Зимняя стоянка аратов.

Въезжаем в г. Баян, лежащий в долине, со всех сторон окруженной горами. На одном из склонов камнями выложена крупная надпись «80 лет чему-то». Чему именно 80 лет не помню, могу лишь высказать предположение что имеется ввиду независимость МНР.

Встречаем монгольских партнеров, обед, прогулка по городу, заходим в магазины и музей где покупаем сувениры. Таким образом, домой из Монголии мы привезем казахские сувениры, т.к. все сшитые изделия – коврики, сумки, шапки-тюбетейки украшены казахскими орнаментами. Монгольских орнаментов здесь нет, думаю потому что основаная часть покупателей – иностранные туристы, прибывающие сюда самолетом из Улан-Батора, и произведения монгольской культуры они покупают там. Цены на всякие безделушки и поделки от 3 до 20 долларов США. Мы расплачиваемся тугриками, которые обменял Болатбек. Доллары здесь тоже принимают. Красочный фотоальбом с видами Баян-Ульгийского аймака стоит 20 USD , около 22 000 тугриков. Пытаюсь торговаться. Снизить цену удалось только до 20 тысяч. Может не умею торговаться!?

Обращают на себя внимание количество коршунов, в изобилии летающих над городом. Рассказывают, что если на базаре купить мясо и не накрыть его тряпкой, коршун может вырвать кусок мяса прямо из рук.

 
 
Кто эти мотоциклисты и зачем они здесь стоят - неизвестно.

Пытаюсь узнать у Алексея, как по монгольски приветствовать человека, «Салем», «Саля Малейкум», еще как-то… одно по мусульмански, другое по казахски, еще можно по монгольски. Да еще и разные вариации. Окончательно запутавшись, решаю приветствовать всех «здравствуйте»:). Всем понятно, достаточно много людей знают русский язык.

Сильно припекает солнце. Снимаю куртку, остаюсь в одной футболке. Только подует ветер – сразу холодно, одеваю куртку обратно – начинаю привыкать к переменчивой монгольской погоде. В тени сейчас градусов 15. Комаров нет!

Отдельно стоит сказать о сотовой связи. Мобильник в Баяне ловит, но для этого у вас должна быть включена услуга «международный роуминг». У меня она включена не была, и связи не было. Телефон показывал 5 антеннок, но к MNG Mobilkom цепляться не хотел. Я его и так, и эдак, ни в какую. После всех безуспешных попыток телефон я куда-то засунул, куда фиг знает. Следующий раз про него вспомнил уже после выезда из Монголии, в Кош Агаче. Телефон не нашел. Ну и ладно, новый зато купил. Стоимость минуты разговора, если у вас МТС составляет 115 руб/минута, отправить SMS – 10 руб с учетом роуминга. По словам местных, сотовая свять внутри Монголии гораздо дешевле чем внутри России.

В Баяне немало строек.
Глеб в универсаме. Во многих магазинах обращает на себя деталь что витрины сделаны в виде зеркал.
Центральная площадь.

Едем к Толбо-Нур

День 2 все еще продолжается, время 16:00 по барнаульскому. Едем на юг от Баяна к озеру Толбо. «Нур» - это приставка, обозначающая «озеро». «Гол» - «река». Дорога становится хуже. Без особых приключений добираемся до озера часа за два. Завтра мы проведем здесь весь день.

День 3

Толбо-Нур

Рядом с Толбо с севера на юг проходит дорога на г. Ховд – центр соседнего Ховдского аймака. Машины проходят не часто – раз в полчаса-час. С дороги наш лагерь не видать.

Само озеро расположено между двух хребтов и вытянуто с севера на юг на 42 км . Ширина – несколько километров. По площади Толбо немного уступает Телецкому озеру. Погода на Толбо (как впрочем и в других местах в Монголии) меняется по несколько раз на дню. Ветер дует то в одну, то в другую сторону. То светит солнце, то налетят тучи. При подъезде к озеру вдалеке заметна двухглавая вершина Сайр.

Толбо ночью.
Толбо днем.
Наш лагерь.

Мы остановились в укромном местечке под названием «Тайная бухта». Тайная, потому что при подъезде к озеру ее не видать, т.к. всюду окружена скалами и въезд в бухту также неочевиден. Хотя сейчас сюда «Террой» накатана колея и при желании ее можно найти.

Из этой бухты на машине, на юг, есть возможность переехать в бухточку «Тайная 2». Она меньше по размерам, попасть в нее можно только их первой. Здесь тоже приятное местечко, можно останавливаться.

Из второй бухты (только пешком) на восток можно перейти в третью бухту. Также сюда можно попасть, проехав с дороги на Ховд. Это место облюбовано туристами; следы костров, остатки барана. Еще утром Ирина видела здесь машины соотечественников. Позже, в обед, я никого не видел. Прямо в бухте расположено озерцо, плавают какие-то птицы, похоже на гусей. Только стал приближаться, стая моментально улетела.

Также в бухте находится зимняя стоянка монголов с загоном для скота. Стены сложены их камней, крыши нет. В тот момент стоянка была пуста. Походил, зашел в загоны, сарайчики, осмотрелся. Заготовлена куча кизяка, сложенного пирамидкой. Вообще, такие стоянки встречаются достаточно часто, там и тут, тут и там, как правило у подножий гор и в местах, защищенных от ветров.

Когда я гулял по бухте, поднялся ветер и начал накрапывать дождик. В этот момент из-за прибрежной скалы выползло реальное, трехмерное полупрозрачное облако и поплыло по водной глади озера. Потрясающее зрелище! Эй, где видеокамера!?

Третья бухта.
Та самая зимняя стоянка монголов.
Контрастная монгольская погода.

Чуя дождь, засобирался обратно, решив пойти по другому пути. Не через эти 3 бухты, а по тропинке, едва заметной на склоне. Похоже эта тропа по которой гонят скот на ту самую зимнюю стоянку. На вершине холма тропа превращается в коридор между камней высотой метра полтора и шириной столько-же. Непонятно происхождение этого коридора, очень похож на результат трудов человеческих. Но делать его – в принципе незачем, ведь это весьма трудоемко, а скалы можно обойти, хоть и длинней получится.

Следуя по тропе, вынурнул из этих скал и холмов на открытое пространство. Повернув налево и держа скалы с левой стороны добрался до лагеря. По пути встречал норы сурков и самих сурков, которые завидев меня, сразу же прятались в свои убежища. Пытался их оттуда выманить, безуспешно.

Также в этот день была прогулка на лодке – продолжительностью часа 2. Как раз утром, пока ветер не поднялся. Величественно, красиво, монументально, тихо, монголия мать ее. Водичка побрызгивает, вода прозрачная, в толще пытаюсь разглядеть рыбу – не видать, только водоросли у берега.

На ночь глядя, разгулялся ветер, хлестал дождь. Земля после дождя высыхает в Монголии очень быстро, постоянный ветер и жаркое солнце делают свое дело.

Коренной москвич посреди диких горных степей.
Кто-то катается на лодке.
Сушим кизяк.


День 4

Обратно на Баян

Сегодня мы начинаем переезд на другую достопримечательность Монгольского Алтая – озеро Хотон-Нур. Дорога туда лежит через Баян-Ульгий, села Улан-Хус и Ценгел. Выехав сегодня утром, на месте будем только завтра после обеда.

Трогаемся, заезжаем на кладбище. Здесь нас ожидает первая и последняя за все время тура неприятность, и та в итоге вылилась в приятность – сломалась машина. 30 минут, пальчиковая батарейка, пружинка от авторучки, немного старания Болатбека с Алексеем и машина тронулась. Сей факт приколол Марию, у которой и была позаимстовована батарейка с пружиной. Если бы у нас был какой-нибудь «Кукурузер» - ночевать бы нам там. Дальнейшая дорога прошла без проишествий. По пути пересеклись со старым LandCruiser -ом господина Ханата – главой местной турфирмы « BlueWolfTourism ».

Кстати, здешние водители очень интересно ездят. Хоть дорог как таковых здесь нет, и рядом всегда есть колея-другая, иногда встречатся участки где колея только одна. И вот представьте себе если двигаются 2 машины навстречу друг другу. В этот ответственный момент им бы в самую пору разъехаться, но нет же! Они как едут, так и едут друг на друга, прямо камикадзе какие-то. И вот уже кажется что столкновение неизбежно, до встречной машины каких-нибудь 3 метра , а скорость под 50 - водилы резко крутят баранки в противоположные стороны, и тут же крутят баранку обратно. Такое движение рулем вправо-влево за одну секунду. Круто. Что самое интересное, мы всегда именно так и разъезжались со встречной машиной, правда было это раза 2, ну 3 от силы.

Обед в Баяне, прогулки по городу, зашли в несколько магазинов, в том числе в какую-то сувенирную лавку. Цены в ней оказались ниже, чем на схожую продукцию в музее. Заметил особенность у торгашей – начинаешь торговаться, все нормально. Как только продавцу надоедает, он делает вид что не понимает по-русски. Немного забавно, мамаша, 50 лет, только что все прекрасно понимала, а спустя минуту как будто язык отнялся.

Ремонт УАЗика.
Кладбище.
В Монголии тоже кушают мороженое!

Музей. Оказалось там есть фотография отца Болатбека, он тоже был водителем, герой труда МНР. И еще детская фотка Жанболата на каком то празднике. Он тоже из «Терры», сопровождал нас по городу. Заметьте, тоже «болат» - «стальной».

На Хотон! Река Ховд.

После обеда едем дальше. Проезжаем село Улан-Хус, на мосту через ручей сфотали Яков. Тут же наблюдали одну забавную вещь – если пройти чуть дальше от ручья ближе к болоту, почва под ногами становится упругой, и можно качаться как на батуте. Минуя село, сзади по левому борту открываются разноцветные хребты Улан-Хуса. Что-то похожее есть на одной из картин Рериха.

На въезде в Ценгел видим так называемый сенокос – в низине площадка в несколько гектаров, обложенная забором из камня (чтобы скот не топтал), внутри – местные косят сено, у каждого свой небольшой участок. Зрелище напоминает осеннюю копку картошки в России. Заправляемся, бензоколонка ручная – нужно крутить.

После Ценгела двигаемся вдоль реки Ховд. Дорога становится тяжелей, легковушка или Rav 4 здесь уже не пройдут. По пути делаем остановку напротив действующего вольфрамового рудника – он находится на другом берегу реки. По другую сторону – склон хребта, покрытый лиственницой. Нас догоняет УАЗ-ик брата Болатбека – он везет на Хотон итальянскую семью с двумя детьми 7-10 лет и переводчика из Улан-Батора. Переводчик говорит по-монгольски, чуть-чуть по-казахски, чуть-чуть по-русски, чуть-чуть на итальянском, французском, испанском, португальском…

Река Ховд – крупнейшая река Западной Монголии, несет свои воды в Котловину Больших Озер, недалеко от города Ховд впадая в озеро Харус-нур. Берет свои исток в озере Хурган-Нур, которое соединено протокой с озером Хотон. Ховд имеет достаточно большой уклон, который в районе нашего тура заметен на глаз. Течение сильное, сама река неглубокая, вода более-менее теплая - девушки купались.

В Улан-Хусе. Як.
Заправка в Ценгеле.
Река Ховд (Кобдо-Гол).

На берегу реки мы и заночевали. Итальянские туристы остановились на ночлег в паре километров выше нас по течению. Подходят к концу дрова, взятые в Барнауле. Собираю кизяк и сухой кустарник. Кизяк влажноват из за дождей, большая часть Болатбеком отбраковывается. Ирина до ужина успела слазить на близлежащую гору, где заметила на камне петроглиф. Фото прилагается. Алексей поймал здесь единственную рыбу, хариуса, за весь рыболовный тур! Просто среди нас не было заядлых рыбаков. Как мы оказались в рыболовном туре – большое совпадение.

Вечером наблюдали мощный звездопад, загадывали желания; наблюдали за очень интересным восхождением луны – на горах через реку были четко видны освещенная и неосвещенная часть склона, разделенные горизонтальной линией. Неспеша линия сползала вниз, прошла сквозь нас, и, наконец Луна взошла. Нечто похожее я наблюдал и утром на следующий день – только из-за гор восходило солнце. Ночное небо очень чистое, много-много звезд, четко видна полоса Млечного пути.

Ирина на горе, вид на наш лагерь.
Там же. Петроглиф.
Вечером у костра.


День 5

Хотон-Нур

Утром в 9:00 едем дальше. За косогором нас уже ждет УАЗик с итальянцами. Переезжаем через реку Ховд, въезжаем в заповедник. Несколько километров двигаемся вдоль красивейшего ручья Могойтын. На его берегах много юрт, трава в долине ручья изумительного изумрудного цвета. Нечто похожее я видел только в пойме Алея. У дороги, с левой стороны сидит дед. По словам Болатбека он ждет машину в ту сторону, откуда мы приехали.

Вскоре встречаем несколько казахов на верблюдах. На верблюдах юрта и другие вещи. Почти весь наш УАЗ-ик выходит поглядеть на диковинку. Я сижу в машине, дорога уморила, гляжу на все происходящее из окна. Верблюды грязные, обшарпанные, совсем не такие как верблюды из картинок с Египта. Всадники кстати недалеко ушли от своих питомцев. Тут как тут и итальянцы показались, фотографируют.

Вскоре на горизонте появляется озеро Хурган-Нур. Долина и дно озер Хурган и Хотон изощрено рытвинами, чем-то напоминующими кратеры. Существует версия что это следы метеоритного дождя. Переезжаем на другой берег по мосту через протоку. Верней переезжает УАЗик. Мы же с гордостью преодолели этот путь пешком.

Караван.
Открылся вид на озеро Хурган.
Переходим мост через протоку.

Еще полчаса-час оффроада с преодолением ручьев и мы на месте. Лес рядом, пошли за дровами. Разбиваем лагерь. Мальчишки местные прибежали, бегают туда-сюда, играют, уплыли кататься на лодке. Мария и Ирина предлагают нам свою помощь в приготовлении обеда. Общаемся, все получают удовольствие, заняты чем-то. Обед плавно перетекает в ужин. Фраза Марии: «Почему то когда Алексей с Антоном готовят обед вдвоем, это занимает у них 2 часа. Когда же мы готовим обед вчетвером, то это занимает 4 часа»:).

Гуляем по берегу, загораем, вода теплая, можно спокойно умыться, искупаться, солнце греет, ветра почти нет. На другом берегу озера кто-то приметил скалу, похожую на лицо монголки. На севере вдалеке, наблюдаем горный массив «Табын Богдо Ола». Вечером приходят брат Болатбека и переводчик из Улан-Батора. Итальянцы устроились в юрте где-то недалеко. В нашем лагере продолжает литься «Хараа» - водка, и вино «Хатагтай», что в переводе означает «Зрелая женщина».

 
 
Пришли гости, рассматриваем первоклассные карты. Надо было попросить или купить!


День 6

Восхождение.

Рядом с нашим лагерем есть гора. Вот на нее то мы и решили забраться. По словам Алексея часам к пяти вечера мы должны вернуться. По пути на гору сначала преодолели кустарник из карликовых берез, потом шли по лесу из лиственниц. Лес здесь похоже рубят, встречались спиленные стволы деревьев. Потом нам встретился ручей шириной метра 2-3, мы решили идти вдоль него. Т.к. слева и справа рос густой лес, временами приходилось идти прямо по ручью. В принципе это вроде бы и ничего сложного – идти по камням которые торчат среди течения несмотря на то, что ручей достаточно крутой – градусов 30, временами больше. Но в голове годами утвердилось мнение что ручей – это маленькая река. Простите, а как можно идти по середине реки? Отсюда выходит несуразность.

Потом лес кончился, ручей ушел под камни. Интересно так, бурлит под ногами. Теперь мы уже идем над ручьем. Опять что-то невообразмое.

Начинается гора. Отсюда видно что за этой горой есть еще одна – повыше, со снегом. У меня появилась идея на нее забраться. Кажется на нее есть путь через гору слева. Мы же пошли как и планировали вправо. Запасы продуктов и питья начинают истощаться. Я заметно устал, думаю как бы Ирина не убежала от меня далеко вперед. Дошли до первой вершины, здесь тор. Отсюда видна вторая чуть дальше, кажется она выше. Обе эти вершины и торы на них прекрасно видны из лагеря. Пофотались, пошли на вторую. У меня открылось второе дыхание, откуда-то взялись силы, и я уже думал как бы самому далеко не убежать от Ирины.

На подъеме.
Первая вершина.
Ирина на фоне "Снежной".

Зайц! Это тут, среди голых камней!

И тут примечаю, что слева, снежная гора смыкается с массивом на котором мы сейчас находимся. Рождается идея пройти здесь, а спуститься по другой стороне, таким образом замкнуть кольцо. Делюсь мыслью с Ириной. Она не в восторге, даже на снежную восходить не решается. Ее подташнивает. У меня самочувствие отличное, заметно только что воздуха не хватает, учащенное дыхание. Ветер здесь и не такой уж и сильный как мог быть, я ожидал худшего. Не так уж и холодно – солнце припекает исправно.

Заяц на высоте 3000м. Вдалеке заметен тор на второй вершине.
Полетели! Вид в сторону Табын Богдо Ола.
Ирина на "Снежной". Сзади - Китай.

Дошли до второй вершины. Доели последние остатки пищи. Решили идти на снежную. Ну и пошли. Место стыка двух массивов очень узкое. Полоса длинною метров 10 – стык двух склонов. Слева и справа. Нам нужно пройти прямо. Слева и справа практически отвесные склоны. Только по самому гребню можно пройти эти 10 метров , там как-то камни навалены. Вот сейчас, сидя дома, я не представляю как там прошел. Я вообще-то боюсь высоты, и дома, с балкона 4-го этажа лишний раз не высунусь. Как-то пришлось переходить через Новый мост через Обь в Барнауле – это было испытание для меня. Наверно при недостатке кислорода тупеешь.

Дальше уже пошли на снежную. Шли по краю снега. Временами ветер поднимался очень сильный. Шли, шли, и наконец пришли. Только присел передохнуть, из-за обрыва поднялся беркут – первый и единственный которого видел в Монголии. Он даже крыльями не машет – просто парит. Хотел сфотать, но Golden Eagle находится прямо между мной и солнцем, поднимается выше, выше, и превращается в точку за нашими спинами. Появление и исчезновение беркута заняло наверно от силы секунд 5. Высота 3507 м . Наш лагерь на озере – 2074 м . Осмотрелись, пофотались. Вид отсюда классный, солнце какое-то необычное, другое.

Ирина медитирует. Вид на Юг.
На склоне.
На обратном пути. То самое месте на стыке двух массивов.

Посмотрев на часы решили что делать кольцо – это чересчур, начали спуск по тому-же маршруту как и поднялись. На обратном пути поднялся дикий ветер, устоять на ногах было невозможно. Подкорректировали маршрут, спускаемся. На удивление спуск оказался не легче подъема. Из-за ветра спускались с внутренней стороны первой горы. Здесь достаточно круто, бывало градусов 60, если не больше. Временами мне приходилось буквально съезжать ногами вперед если подо мной была земля или гравий.

Там же где и предыдущая фотка, с другой стороны.
Взгляд назад. Вот так выглядит 3507м. сблизи.
Посмотрите что стало с моими кроссовками!

Спуск шел медленно. Темнеет. Мы волнуемся что Алексей волнуется где же мы. Должны были придти еще в 5 вечера. Колени болят. При переходе через ручей я уронил в него Ирину, она замочила штаны и ударилась. Ирина прости меня еще раз! В 21:00 добрались до лагеря, было уже практически темно. Завидев нас, Алексей обрадовался несказанно!

Поели шашлыки из барана. Спать.

День 7

Начинаем путь домой.

Завтракаем, собираем лагерь, трогаемся. Сегодня весь день проведем в пути. При переезде через протоку меж двух озер замечаю пару соколов, шустренькие. Двигаемся тем же путем. На берегу Ховда в ущелье перекус. Бешеный ветер.

Ценгел. Здесь небольшая остановка, покупаем продукты и местную газировку. Пробуем, «Милеста» из Бийска просто Кока-Кола по сравнением со здешней газ. водой. Оставили ее на местной заправке, может кто допьет. А вот минералка вполне вкусная, с красивой картинкой на этикетке.

Улан-Хус. Двигаемся влево, по другой дороге, в сторону границы. Поднимаемся в гору, здесь в ущелье (Урэгту) ручеек и множество юрт кочевников. В одну из юрт нас пригласили. Заходим, рассаживаемся. Здесь куча детей, хозяин с женой и молодая хозяйка – мать двоих малышей. Мужчины где-то пасут скот. Алексей рассказывает что в каждой семье примерно по 1000 голов скота, и хозяин каждую из своей живности знает в лицо! Не перепутает с чужой овцой. Нас угощают кумысом, творогом и сыром из кумыса, хлебцами. У всего необычный вкус, но есть вполне можно. Посидели пол-часика, покумекали о том, о сем. Сфотались на память. Знак благодарности – кто-то из нас должен привести или выслать им фотографию на память. Хозяин говорит, что постоянно живет здесь.

Где-то среди этих домов мы и затарились газировкой с минералкой.
Сегодня мы весь день в дороге.
Заходим в юрту.

Здесь же, невдалеке, у ручья и разбиваем лагерь. Место очень красивое, обладает каким-то магнетизмом и чувствуешь себя здесь очень уютно, как дома. Буквально в 15 метрах с одной стороны и в 15 с другой вверх уходят склоны близлежащих гор, пространства не видать. Ручей незабываемой красоты, как с картинки. Течет зигзагами, ровный, шириной с метр, глубиной пол метра. По берегам только травка. Подходишь, нагинаешься умыться, вода чистая, течение чувствуется. Но так как здесь все такое ровное и правильное, создается ощущение что течет сметана – настолько ровная гладь воды. Все ущелье в траве изумрудного цвета – весной вода разливается и заполняет эту небольшую долину своими водами. Но температура воды очень низкая – руки практически коченеют.

Над головами летает единственный в округе коршун (куде же остальные подевались!?). Алексей говорит, если подбросить коршуну кусок мяса – он поймает на лету. Мне дико захотелось это испробовать. Отрезав несколько кусков баранины, начал как ребенок скакать, поджидая пока коршун подлетит поближе и стараясь как можно выше подкинуть мясо. Коршун же на мои телодвижения никак реагировать не хотел, просто летал кругами. Побежал у Болатбека спрашивать в чем дело. Он ответил, все из за того что он один. Если бы птиц было несколько, они бы только так уделали все мясо. Что же, здоровая конкуренция еще никому не вредила. Женщины приходят с прогулки, удивленно спрашивают – Антон, чем ты здесь занимаешься?

Вечером за ужином, наблюдаю как мой коршун топает по земле и подбирает куски мяса. Да, вредная птица.

Хозяева за столом.
Фото на память.
Стоянка у ручья.


День 8

Граница. Красная Юрта.

В 11:00 прибываем в Красную Юрту. Сегодня в Монголию должен зайти Горбик с новой группой. А мы на его машине выйти из Монголии сегодня же. Нам передают весточку что с той стороны границы у одного из туристов проблемы с документами. Будем ждать.

Выгружаем вещи, прощаемся с Болатбеком. Подходит вечер, понимаем что останемся ночевать здесь, в гостинице. Я начинаю писать этот отчет, женщины попросились на кухню в кафе готовить ужин. Уже в 6 часов вечера Евгений пробивается через границу, они быстро ужинают и отправляются дальше по маршруту вглубь Монголии.

У нас же праздничный, последний ужин в Монголии, танцы. Первый за долгое время сон на кровати с одеялом, непривычно.

На кухне. Братство народов.
Мария.
Вновь прибывшая группа пересаживается на УАЗики.


День 9

Россия.

С утра встаем в очередь на пересечение границы. К Алексею пристал какой-то казах, у него лишний груз, и он хочет чтобы мы провезли часть его поклажи. Алексей непоколебим. Нет.

Проходим границу. Кош-Агач, Бийск, Барнаул. Первый час ночи, улица Молодежная, гостиница «Колос». ВСЕ!

Красная юрта утром.
Чуйская степь.
На заправке в Кош-Агаче Мария беседует с путешествующими англичанами.


Спасибо Ирине (г. Новосибирск), Марие, Ивану, Глебу (г. Москва), Алексею (г. Барнаул), Болатбеку (г. Баян-Ульгий) за отличную компанию!

Выражаю отдельную признательность двум замечательным женщинам Ирине и Марие за предоставленные фотоматериалы.

 

Антон Леонтьев ( г. Барнаул )
Опубликовано - 9 октября 2006 г.






Вернуться к списку статей →



Скидки для детей

Мы поощряем семейные путешествия, особенно с детьми. И считаем, что будет очень справедливо, если нагрузка на семейный бюджет будет уменьшена. Наши скидки для ваших детей, путешествующих с вами:

  •  До 12 лет = 1/2 цены;
  •  13-14 лет = 1/3 цены;
  •  15-16 лет = 1/4 цены.