+7-913-210-4684 8 (3852) 60-46-84
Напишите нам

Монголы пьют водку!

20.12.2011

С древних времен национальным напитком в Монголии считается арочка. Её изготавливают из сарлычьего, козьего, возможно кобыльего или ячьего молока, путем брожения. Получается что-то среднее между жидким кефиром и популярным сейчас напитком «Тан», крепостью градусов 5-7. С утра, после вечерних посиделок, в охлажденном виде - очень нужная вещь. Хранению не подлежит в связи с отсутствием в юртах холодильников.

После более чем сорокалетнего присутствия на просторах страны частей Советской Армии, строителей, дорожников, врачей, геологов и других советских специалистов, национальным зельем повсеместно стала водка. На мой взгляд, в Монголии водки выпивается больше, чем в России.

Монголы ведут неторопливый созерцательный образ жизни. Из года в год перед глазами арата (скотовода) одна и та же картина, один и тот же пейзаж, одни и те же действия в течение дня, впитанные с молоком матери. Утром скот отгоняется на пастбище, вечером – возвращается. Весной – перегон на летние стоянки, осенью - на зимние. Проехал мимо юрты ЗИЛ или УАЗик - развлечение, кино; остановился – театр; сломался и просит помощи - надолго запоминающееся событие. На фоне этого однообразия водка, возможно, заменяет пустоту эмоциональных переживаний. Выпивают монголы в любое время, вне зависимости от того, находятся они на работе или нет, при исполнении или на отдыхе.

В перестройку было две страны, куда Китай «сваливал» несметное количество некачественных товаров, и, более всего, огромными партиями напиток, который только с большой натяжкой можно было назвать водкой. Эти страны – Россия и Монголия. Но выжили, не вымерли. Сейчас в Монголии водку производит множество мелких фирм: по качеству их водка не уступает лучшим российским сортам, а некоторые – даже превосходят. Спирт изготавливают на единственном в стране спиртзаводе в городе Дзунхаре. Лет семь назад обороты производства увеличили вдвое, что позволило избавиться от китайского и российского сырья, ввозимого контрабандно.

Типичная картина. 1997 год, январь. Гостиница в г. Баян-Ульгий. Утро, восемь часов (в Сибири – семь, в Москве – четыре). Мы только окрыли глаза после длительного переезда накануне, и гадаем, стоит ли умываться ледяной водой или сойдет и так. Бесцеремонно вваливаются три монгола, которых мы впервые видим, ставят на стол бутылку водки и приглашают заняться решением коммерческих вопросов. На наши неубедительные увещевания по поводу того, что денежные вопросы не решаются под водку: это же сроки и количество поставок, ветеринарные сертификаты, лицензии и таможенные пошлины и ещё куча подобных проблем, – звучит лаконичный, но твердый ответ под уже разлитую по стаканам водку: «Без бутылки разговора не будет!». И мы садимся и разговариваем. После их ухода, примерно через полчаса, прибывает новая партия переговорщиков и так в течение трех дней, с утра до вечера. Только монголы разные, а мы одни и те же. Ну, это уже из «оперы» про русских.

Если спросить местное население о национальных традициях принятия крепких напитков, как правило, расскажут про ритуал под названием «джуро» или «жоро», в разных аймаках звучит немного по-разному, но суть одна. В круг, за столом или на коврах в юрте, а чаще всего при встрече на природе, рассаживаются гости и хозяева, либо коммерческие партнеры, либо просто туристы, изнывающие от жажды открытий местных обычаев и традиций. Разливающий наполняет чайную пиалу (не маленькую!) водкой и, прижав правую руку к сердцу, левой передает сосуд вначале самому старшему из присутствующих в кругу людей или самому уважаемому, как правило, начальнику, либо хозяину фирмы. Тот делает пару глотков и со словами благодарности таким же жестом возвращает пиалу во главу стола. «Командующий парадом» доливает пиалу вновь до краев и передает следующему. И так пока водка не кончится. В процессе возлияния можно обмениваться новостями, интересоваться здоровьем близких людей, видами на прирост скота и тому подобными вещами. Впервые участвуя в подобном мероприятии, совершил типичную для русских ошибку. В момент принятия в руки полной ритуальной пиалы в голове расцвел махровый патриотизм, и все мысли собрались в одну: «Это что же, монголы считают, что русский не способен выпить полную чашу водки?!». И только с трудом доглатывая последние капли не очень качественной водки, сообразил, что выказываю неуважение к местным традициям и проявляю жадность «охочих до водки русских». Благо разливающий не выразил никаких эмоций, видимо они привыкли к подобным проявлениям русской гордости. Мне, как человеку пьющему не много, от этого легче не стало, ведь водка ещё осталась, и пришлось приложиться к ней в круге втором. Но это я уже, наверное, о русском пьянстве.

Водку пьет подавляющее число населения, во всяком случае, меня усаживали за стол с выпивкой и в юрте арата, и в столичной квартире, и на таможне, и на пограничной заставе, и в кабинете министра. Монголы пьют, зачастую не закусывая, пьянеют медленно, но верно. Женщины тоже пьют, хотя это и не так заметно, поскольку за стол с гостями садятся мужчины, и традиционно занятие делами считается мужским уделом. Женщина – на хозяйстве. В цивилизованном Улан-Баторе или аймачных центрах это деление уже не так заметно. Пьяный монгол полностью противоположен трезвому - он становится приставучим, противным, нудным. Впрочем, все это можно отнести к выпившему человеку любой национальности.

Традиционны возлияния у обрядовых обо, расположенных на перевалах. Монголия страна горная, от города до города нужно преодолеть 2-3, а то и больше горных цепей или хребтов. Обо - груда камней, около которых совершаются как шаманские обряды, так и буддийские. Считается, что, обойдя вокруг каменной пирамиды и бросив туда свой камень, положив череп животного - от падежа скота, костыли - от болезней и травм, руль автомобиля - от поломок и аварий и, самое главное при этом, выпив водки, закрепить, таким образом, ритуальное священнодействие. Сомкнутыми тремя пальцами брызнув в три стороны света несколько капель водки, монгол задабривает духов данной местности, предпочитая жить с ними в мире и добре. И первым поднявшись на перевал, приступает к этой процедуре водитель, причем водку-то пьют не символически, кто ж хочет ссориться с богами. Возможно, это одна из причин, по которым колеи с монгольских перевалов разбегаются широким веером, доходя до двадцати и более.

Самое удивительное при всем вышесказанном, что нация не спилась и не вымирает от беспробудного пьянства. Причин тому тоже великое множество. Одна из них, вполне возможно, заключается в том, что живая, девственная, не испорченная плодами цивилизации, промышленных бумов и остальных последствий человеческой жизнедеятельности монгольская природа вырабатывает и одаривает своих детей чистым, прозрачным, морозной свежести воздухом, очищая организмы потомков Чингизхана. Впрочем, у народов, живущих в подобных чистых природных условиях по соседству с Монголией и употребляющих спирта не меньше, я наблюдал гораздо больше признаков спивающихся наций. Это присуще и Горному Алтаю, и Тыве, и Хакассии.

А интересна была бы экспедиция, посвященная проблеме алкогольных употреблений народов Сибири и Центральной Азии! В таком ракурсе исследований по Монголии я не встречал. Хотя это уже, наверное, область интересов медиков, психологов, социологов, наркологов.

Вот в принципе и все, что сходу приходит в голову из памяти десятилетних поездок по этой удивительной и самобытной стране. Посидеть бы подольше, поболтать бы поподробнее, да под стопочку…

 

Олег Ярин,
администратор клуба "ALTAI OFFROAD"
специально для Alconews.ru

 

Опубликовано - 16 апреля 2007 г.



 




Вернуться к списку статей →



Скидки для детей

Мы поощряем семейные путешествия, особенно с детьми. И считаем, что будет очень справедливо, если нагрузка на семейный бюджет будет уменьшена. Наши скидки для ваших детей, путешествующих с вами:

  •  До 12 лет = 1/2 цены;
  •  13-14 лет = 1/3 цены;
  •  15-16 лет = 1/4 цены.