+7-913-210-4684 8 (3852) 60-46-84
Напишите нам

Субъективные заметки о Западной Монголии

20.12.2011
Если ваша душа не зовет вас в это место, которое многие нации называют "пуп Земли", если вы капризны и жизнь без биде - не жизнь, не суйтесь в Монголию. Лишь немногим родина Чингиз-хана понравится сразу и навсегда, большинству же можно сказать - вы не для неё. Вот именно, я не оговорился: не "она не для вас". Да плевать Монголии на то, что о ней думают и говорят! Эта страна не нуждается в чьем-либо одобрении или любви "великих" соседей. Она самодостаточна в целом, как нация, и каждый арат в отдельности уж точно не нуждается в том, что мы называем цивилизацией. Тьфу на неё.. Как сказал сытый барчук Дибров: ":всё на свете имеет альтернативную стоимость:". Верно, это так. Но эти заметки не для него, а монголы с этим выражением вряд ли согласятся. Ну, вам ещё хочется в Монголию? Тогда поехали.

Чуйский тракт! Так и чешется рука описать все красоты этой главной магистрали Горного Алтая, останавливаясь на каждой достопримечательности: целебные источники, именные скалы, потайные места для ночлега у реки. Дальнобойщики меня поймут, они и держаться за эту трассу не только из-за заработка, да сейчас не об этом речь. Не спешите делать вывод о Чуйском тракте, побывав разок-другой на турбазе Горного Алтая. Вся красота дальше, вплоть до лунных пейзажей Чуйской степи. Последний пограничный поселок Ташанта. Обветренные и загорелые лица солдат КПП и таможенников. Приветы, письма, посылки для давних знакомых, и, счастливо оставаться, "Тошнота", как ласково называют свое место службы погранцы-срочники. Последние километры российской федеральной трассы, подъем на перевал Дурбэт-дабан 2481м., пост "Передовой". Всё! Сайн байна уу, Монгол улс! Здравствуй, Монголия!

Немного о городах Монголии. В столице живет примерно четверть населения, и потому игнорировать "урбанизацию" не буду. Само собой понятно, что здесь есть все пороки человечества: в Улан-Баторе больше, в аймачных городках меньше. И если уж говорить о столице Улан-Баторе, сразу вспоминаешь нашего Лужкова. Легко быть рачительным хозяином с толстым кошельком в руке, как и везде основная масса денег вращается в столице. По количеству мобильных телефонов в руках у стильно одетой молодежи, по потоку приличного вида иномарок, по отелям, соответствующим количеству звездочек - здесь нос утрут многим российским городам. По улицам шныряют хиппующие иностранцы и скупают местные сувениры, изготовленные здесь же, на "Малой Арнаутской". А поздно вечером у памятника нашему вождю революции - ихние проститутки. Та многолетняя пауза, когда нам было не до помощи братскому народу, немедленно была использована международным рынком. Корейские автомобили, вездесущая японская телекоммуникация, американские и южно-азиатские банки, вьетнамские овощные консервы, и, конечно, во всех остальных дырах могучий Китай. Да слава Богу, что Китай там тоже себя дискредитировал низким качеством - сегодня в Монголии снова говорят, что самый великий братский народ - мы, россияне! А наш "великий и могучий" снова преподают в школах, и многие родители, в советское время закончившие наши ВУЗы, даже за деньги запихивают свои чада в русскоязычные школы, поскольку задницей чуют - будущее за Россией! И все же, как Москва - не вся Россия, а москвичи - это отдельная нация, так и Улан-Батор отличается от основного населения. Сегодня мне хочется рассказать несколько эпизодов о другой Монголии. Эта Монголия не хуже и не лучше. Она - настоящая.

Эх, дороги: Я понял, почему у них узкий разрез глаз. Просторы так велики, что глаза сами от страха щурятся. Не мной сказано, что дорог в Монголии нет. Есть направления. На перевале все колеи собираются в одну, а спускаясь, рассыпаются до семидесяти. Специально считал, чтобы не прослыть за лжеца. Куда приведет конкретная дорога, не скажет никто. Ночью, если нет луны и звезд, в путь лучше не трогаться. Лично я блудил в Монголии не раз даже там, где был не однажды. Самое обидное, что осознание того, что заблудился, приходит с опозданием на 30-40 километров. И упаси вас Боже спрямить путь. Надо тупо вернуться и найти нужную развилку. В советские времена умные монголы изготовили бетонный фундамент, куда зацементировали металлическую трубу и развезли эти вешки по направлениям, которые указаны на картах, как транспортные сообщения. Молодцы! На хрена строить дороги?!. Спустя некоторое время и трубы отгрызли, и теперь, увидев на пути бетонную чушку с обрезком трубы, будьте спокойны, - вы находитесь на "магистрали ".

Любимый транспорт у монголов - это ЗИЛ130, УАЗик, и байк города Ижевска. Оно и понятно - колея выбита так, что всё остальное будет цеплять и отрывать. Джип с кондюком, конечно, хорошо. Но нет уверенности, что тачка вернется из путешествия со своими прибамбасами. Сам был за рулем "Исудзу-троппер ", когда сначала отказал "СD-юшник ", затем магнитола, а на десятом километре напрочь отвалился "кенгурятник ". Главный бич для машины - очень глубокая каменистая колея и вибрация от "стиральной доски ". Впечатление - как будто едешь по бесконечно широкому железнодорожному переезду. Сначала жалко и УАЗик и свои внутренности, но протрясясь пяток километров с объездом всех ямок, понимаешь, что так никогда не приедешь. Компромисс между саморазваливанием российского джипа и жалостью к себе находится где-то в пределах 50 км/час. К удивлению, и тряска пропадает. Что более всего для меня удивительное - большинство иностранцев путешествуют по Монголии на велосипедах, по таким-то дорогам!!!.

А какой подарок для дальнобойщиков - ГАИ-то туточки - нема! Летом на пятачке зеленой травки у ручейка, который еще не успел пересохнуть, накрывают стол, как и положено у настоящих мужиков. До первого приграничного Баян-Ульгия ( "Богатая колыбель ") КАМАЗы бегают шустро, а вот до следующего аймака Ховд - уже только опытные водители. Перевалы 2700 метров с грузом на первой пониженной - это вам не Семинским перевалом детей пугать! После такого рейса мозоли от баранки, как от топора на лесоповале.

Население каждого из аймачных городков (рука не поднимается называть их городами), примерно 20-30 тысяч человек, и это вместе с юртами, которые вплотную подступают к городской черте. Каждый городок имеет 2-3 главных улицы, застроенных в советские времена с нашей помощью, где планировка квартир кричит о Хрущеве, а раздолбанные подъезды о главном принципе социализма: "не моё - значит ничьё ". Гостиницы без горячей воды и с туалетом на улице. С тех пор, как Россия, увлеченная своими внутренними проблемами, ушла из Монголии, жизнь не могла остановиться и развивалась по своим законам. Из окон 4-5-этажек торчат трубы буржуек и балконы закопчены дымом дочерна. Базары шумные и донельзя грязные. Здесь торгуют самым дешевым китайским барахлом. Самый ходовые товары из России - это алтайская мука, контрабандная водка и сигареты. На пыльной земле разложены вязанки хвороста, стопы невыделанных шкур, доски поштучно : Слышал историю, как на экспорте порошка "Инвайс " и КАМАЗах со спичками делался нешуточный капитал.

Рядом с базаром, хоть зимой, хоть летом - целая площадка с бильярдными столами . Склеенные шары, штопанное сукно, толпы игроков и зевак, игра идет на деньги, правда с мизерными ставками. Очень много ребятишек школьного возраста, которые чисто и ярко одеты, вот только слишком много ненормально-ярких щек, толи от авитаминоза, толи от диатеза. Однажды был свидетелем, как ранним утром ученики нескольких школ за час отскребли выпавший за ночь снег на проезжей части всех улиц. Снега в Монголии мало, а детишек много. Вот и надумают колотый лед с реки таскать, да укладывать его у стволов чахлых топольков, чтобы весной влаги к корням добавить.

В каждом городке везде примитивные оградки, которые должны символизировать газоны и палисадники, но везде только сухой гравий с пылью и мусором. Ни травинки! Только хилые топольки напоминают, что где-то есть рощи, дубрава, тайга: Асфальт избит и не знал ремонта 20 лет, бордюры сжеваны и раскрошены шинами. Есть и местные диковинки: столб освещения, забетонированный прямо на проезжей части, знаки дорожного движения нарисованные от руки без всяких стандартов, столбики ограждения из стволов дерева - где дерево-то взяли и что ограждать должны, смысл недоступен:

Меня всегда манит близость вечно белых четырехтысячников этой державы. Удалось сделать несколько восхождений на вершины, которые расположены вблизи моих маршрутов. Если не очень бояться опрокидывания автомобиля, можно подъехать к самому подножью горы. Вершины куполообразны и доступны для начинающих горовосходителей. Лед, как правило, натечный, твердый и без "кошек " труднопреодолим. И ветер! Всегда пугает перспективой сдуть человека с гребня! Но не всегда путь к вершине так полог и прост, каким он кажется из машины. Снега в Монголии мало. Нет сугробов, горы черны, и мне трудно объяснять своему начальству, что я потерял пару дней, откапывая машину из снега. Все дело в том, что весь снег забивается на дорожную колею, а объехать его заманчиво только для новичков. Это бесполезно и опасно тем, что копать придется не каких-то 30-50 метров, а в три -пять раз больше. Самое трудное понять, что перемет нельзя пролететь сходу на скорости - структура снега ближе к мерзлому песку. Альпинисты называют это фирном. Постоянно дующие ветра уплотняют его так, что его можно только ковырять штыковой лопатой без особого успеха.

Зимой здесь страшно и скучно. Страшно от холода и скучно от черно-белого пейзажа. Зимой в здешней природе цветных красок просто нет. Страшно еще за машину, не дай Бог, подведет. Стужа за полчаса превратит заглушенный двигатель в кусок железа, который до весны вряд ли возможно запустить. Сухой мороз особенно обманчив в низине, где лежит город. Можно ходить без шапки, уши не чуют мороз, а без паяльной лампы машину не оживить. Зимние стоянки встречаются редко и расположены вдалеке на склонах гор. Но есть и постройки из глины у дороги, где хозяева рассчитывают на редких путников, предлагая им кров и пищу. Если уж прижало ночевать в юрте, то надо выбрать побогаче. Хозяин с достатком имеет 2-3 юрты белого цвета и без заплат. Строго говоря, примут вас в любой, но в бедной юрте вы будете в тягость многодетной семье, и, возможно, кого-то лишите теплого угла. Основное топливо для обогрева юрты и для приготовления пищи - кизяк, высохший навоз. Его собирают в мешки и складывают в аккуратные кучи у юрты. Находясь вдали от стойбища, монгол не упустит возможность между прочих дел собрать и пополнить свои запасы. Думаю, если кому-либо придет в голову импортировать это природное топливо, парламент Монголии немедленно введет запрет.

Летом я избегаю населенных мест для ночлега, но зимой пронзительный холод заставляет воспользоваться гостеприимством. Ночлег в монгольской юрте - это вам не ночлежка в провинциальном городке. Во-первых, вас посадят ближе к огню, во-вторых, вы незаметно сами поймете, что вы желанный гость. Пищу будут готовить долго и неторопливо, невзирая на ваши выложенные шпроты-апельсины. Мясо будет все равно недоваренным, все-таки высота не менее 2000 метров, оттого и зубы у сидящей напротив монголки, ослепительней, чем у Найоми Кэмпбэл. И, конечно, монгольский чай - присоленное молоко с остатками вчерашней пищи и признаками чая. Дома бы у жены были большие проблемы после такого угощения, а здесь и сейчас - только благодарность за ужин. И уже не важно, что утром выстуженная юрта греется паром изо рта спящих, что тяжелое одеяло пахнет бараниной, а твои ботинки замерзли, как в палатке на восхождении. Все-таки ночлег среди людей - это не в пустыне под леденящим небом.

В целях экономии тепла, дверца входа в юрту низка и мала. У входа рукомойник и фанерный ящик с сине-оранжевым орнаментом. По периметру стоят 4-5 железных кроватей с шишечками и стопкой одеял. В центре железная печь - большая модернизированная "буржуйка " и приспособленная под варку для огромного котла. Между кроватями втиснуты 2-3 сундука, висят коврики- гобелены местной вышивки, в рамках фотографии родителей, китайская блестящая магнитола без батареек. Однажды в детстве я решил себя побаловать и вначале съел тесто от сваренных пельменей, а затем уже одну начинку. Оказалось не вкусно. Так приобретался опыт познания жизни через кухню. А эта история с пельменями приходит в голову на третий день столования: мясо, мясо, мясо. Уже и скулы болят, и никаких зубочисток не напасешься. Монгольская кухня не озабочена высокой эстетикой где еще вы вкусите вареную репу с бараниной? А где рады вьетнамским маринованным огурчикам, которые созрели еще три года назад, и крышка баночки уже наполовину съедена ржавчиной? Больше всего вызывает удивление сваренное вяленое мясо, хотя кругом бродит не считанный скот, половина которого не доживет до весны из-за снежной зимы и бескормицы. Суровая жизнь не терпит транжирства.

Пищу будут готовить долго и не торопясь, будут поить солоноватым чаем на молоке, который отпугивает внешним видом. А!, махнешь рукой! Микроб не дурак - в грязи жить не будет! Чем ближе к ужину, тем больше людей прибывает в юрту. Но вам уже выделено лучшее место у печки, а для сна на выбор: на кровати под стопкой тяжеленных холодных ватных одеял, либо на дощатом полу, где будет тепло до полуночи и жестко до утра. Ну, наконец-то снимают крышку с казана размерами со щит воина. Женщины достают мясо и выкладывают на большое общее блюдо. Мужчинам выдают каждому по ножу и - вперед! Жрать хочется так, что не замечаешь недоваренного мяса, а жилы приходится глотать, как кишку с барием на флюорографии. Специй, лука, лаврушки - нет! Все механически набивают желудки. Выдержав паузу, наливают в пиалы бульон. Всё! Голод притих и уже нравятся ослепительно-белые зубы сидящей в углу юной монголки. Совсем кстати достают бутылку монгольской архи. По ихнему ГОСТу она не должна превышать 38%. Она и не претендует на большее. Водка разливается в пиалы из полированной нержавейки, тостующий макает безымянный палец правой руки, затем касается им своего лба и щелчками разбрызгивает остатки с пальца по сторонам света. Смотрится очень естественно и необычайно красиво. Если водки будет больше, чем нужно для повышения аппетита, то могут и песню спеть. Затянет один, все до одного поддержат без стеснения, естественно и слаженно даже без аккомпанемента. Рухнув на панцирную сетку (помните такую?), едва приподняв тяжелые запашистые одеяла, можно забыться до утра. А если под утро стенка юрты возле вас странно потеплела, значит с внешней стороны там укрылся от ветра лохматый бычок. Повезло. Утром печь давно остыла и юрта обогревается дыханием спящих. Тренированный мочевой пузырь привычно сжал зубы, идти в туалет страшновато, т.к. местные собаки в паспорт не смотрят. Давно мучает вопрос: где и когда они делают детей? Не знаю.

Самый естественный пейзаж для появления динозавров и птеродактилей в вашем воспаленном воображении - это пустынные каменистые долины с грядами гор на горизонте. Кстати говоря, не раз предлагалось купить окаменевшее яйцо какой-то доисторической твари. Но безжизненность обманчива, местные охотники говорят, что зверя много. Да и сам щупал волчьи шкуры в каждой юрте. В поймах рек и озерных камышах есть кабан, в горах всевозможные козы и архары. А мне повезло наблюдать скопище пернатых на берегу озера Ачит-Нур. Автомобиль подпускают очень близко. У воды всевозможные гуси-лебеди, а чуть в стороне на камнях разные ястребы-беркуты, ожидая своего часа безжалостной охоты. Наблюдал как громадная пернатая тварь (издали показалось, что на камне сидит человек в кавказской бурке) взлетает - птица только спрыгнула с камня, расправила крылья размахом под три метра, и шевельнув только самыми кончиками перьев, скользнула вниз по склону, вошла в воздушный поток и подняла нелегкое тело. Верю, ягненка поднимет точно! Однажды на пути в городок Говь-Алтай, боковым зрением вижу догоняющее автомобиль облако пыли. Это было стадо диких горбоносых сайгаков. Они обогнали УАЗик с правой стороны вопреки правилам ГИБДД (тьфу! то-то они сами себе пишут ДПС:). Обогнав, пересекли наш путь и остановились, сбившись в кучу. Гонор был удовлетворен - они доказали, что бегают быстрее. Сурок - самый частый зверек, кого видишь из окна машины. Весной - худой, шустрый, любопытный. Нагулявший жир летом - вальяжный, недоверчивый. Несколько лет назад из крашенного сурка вовсю торговали шапками для "лохов ", выдавая мех за норку. Показывали пойманных волчат. Они были привязаны веревкой к кольям в стороне у юрты. Худые и жалкие щенки-подростки. Радовались вниманию, но вжимались в камни и лязгали зубами. В глазах была безнадежность дальнейшей судьбы: А лисы и мелкие зайцы особо и не прячутся. Охотник демонстрировал охоту с беркутом - все, как в кино. Вынес птицу на огромной кожаной рукавице, снял с головы колпак, о чем-то поговорил с ней и с трудом подкинул вверх. Не успели мы выкурить по сигарете, как хищник вернулся с зайчишкой, зашел на посадку недалеко от коновязи, распушил перья, зашипел- заклекотал, неохотно вынимая когти из добычи. А еще можно развлекаться с дикими хищными птицами: только начинаешь готовить шашлык на берегу речки - они уже кружат. Нарежешь кусочков сырого мяса, горсть подкинешь повыше и вжимаешь свою голову в плечи - уж больно страшно смотреть, как на тебя пикирует стая. Свист крыльев, кто ловит клювом, кто когтями, но ни один кусочек не упадет на землю! У моей собаки нервы не выдерживают и она позорно лает из-под машины.

Монголия - не первая из стран дальнего зарубежья, где мне удалось побывать. Однако, сравнивая жителей, к примеру, Чехии, - с убеждением правоты утверждаю - монголы роднее нам, россиянам. Недаром в Интернете бродит шутка от хохлов, что в России живут западные монголы. Лично я с этим легко соглашаюсь. Та же беззаветная гостеприимность, то же чувство всеобщего братства народов: Будьте уверены, что вас накормят тем, что не пожалеют своим близким родственникам. И никого не интересует, что вы думали, что сыр - это некий деликатес с мягким интересным вкусом (в конце концов, езжайте в Швейцарию!), на чашке будет лежать камнеподобный кислый монгольский сыр, которому нет цены в полезности и пищевой ценности. Ну а глазам почему-то не нравится. Моя собака могла его только сосать.

Во время моих скитаний по Западной Монголии, сухо называемых "служебная командировка ", не раз приходилось просить монголов о помощи - это касалось и поломок автомобиля, и пищи и крова. Но слово "просить " здесь неуместно. Монголу достаточно увидеть вас в затруднении, и он сам предложит помощь. В ход идут жесты, мимика и любые иностранные слова. Совсем не требуется трагически заламывать руки и закатывать глаза. Достаточно поздороваться по-монгольски ( "санбайнау "), представиться русским ( "орос "), и весело развести руками: "вот, мол: " Помощь будет оказана везде, всегда и непременно. Платы не попросят, но будут рады всему, что вы сочтете возможным отдать, как плату. Однако не следует забывать, что это не острова Миклухо-Маклая, где бусы были пределом мечтаний. В суровой Монголии важна практическая ценность предмета, полезная для жизни и быта: кусок брезента, веревка, полторашка автола. Ну, и, конечно, горсть конфет и газировка сопливым и диатезным ребятишкам.

Если нашу планету ждут страшные катаклизмы, убежден, что в живых останутся только тараканы и монголы. Зима. Голая пустыня и горы виднеются лишь вдали. Сказать, что холодно, значит бессовестно соврать. При включенной печке мы имеем возможность наблюдать черно-белое изображение через небольшой экран лобового стекла. Мы с приятелем "мчимся " на УАЗике в городок Говь-Алтай, что в 700 километрах от границы со скоростью километров пятьдесят. Видим старенький ЗИЛ, который загружен барахлом, что называется "выше крыши". Рядом с ЗИЛом расстелено одеяло, на котором раскидан двигатель до поршней. Здесь же толкутся пять человек, включая пацаненка шести лет. Пацан на корточках увлеченно играет на обочине в камушки. Машут. Нужен подшипник, которого на УАЗе быть не может. "Ладно, пока. А давно вы здесь? Сегодня четвертый день!? ". А теперь напоминаю, что их пятеро, и двигателя нет, ночевать приходится в железяке, которая укрывает лишь от ветра, но не от мороза. Мы уезжаем, в нашей помощи они не нуждаются, и пацан увлеченно грызет наш презент - тетрапак замерзшего томатного сока.

Жизнь - это то, что происходит в независимости от наших планов, точнее про Монголию не скажешь. С любопытством читаю в прессе информацию об очередном рейде представителей местных властных структур в Монголию с целью "повысить и улучшить ". Все эти делегации, половина из которых обычный мусор, разродятся очередным протоколом намерений и закончатся застольем и обменом подарками. А конкретные цифры внешнеторговой деятельности дадут обычные коммерческие структуры, которым ничего неизвестно о поставленных задачах. Попутно замечу, что законы торговли наглядно видны: легкой наживы давно уже нет и выживают те компании, которые торгуют честно и готовы вкладывать деньги в развитие производства продукции.

Весна и лето здесь весьма привлекательны: травка еще зелена, ручьи еще не пересохли. Кочевники заселяют удобные для пастбищ места - повсюду вдали белеют юрты. Безоблачное небо, мелкие яркие цветочки без запаха - просто идиллия "доисторического материализма ". Особенно завораживают душу вечерние картины заходящего солнца. Какие краски и буйство фантазии матушки- природы! Самое сильное сравнение - занесло тебя волей Божьей на другую планету и тебе дан шанс понять, что до сих пор ты не правильно жил и наслаждался. Что есть совсем другие ценности твоего бытия. Я не знаю, чьи это слова, но я услышал их от моего друга, которого уже нет в живых: "Жизнь прекрасна контрастами ". Монголия дает шанс оценить это мудрое высказывание во всей полноте. Так вот, на мой взгляд, желающих по-настоящему впервые познакомиться с Монголией, надо выталкивать из машины по одному через сотню километров (с канистрой воды, чтобы грех на душу не брать), а через недельку-другую собирать их по одному на обратном пути. Мммда: Кстати, неплохая идейка, кое-кому эта экзотика придется по нраву.

Шутка из КВНа про Монголию: "Зря место на карте занимают: ". Смешно, но неправда. Кстати, монгольский юмор ближе к фразам Жванецкого, чем к кривляниям Петросяна: успел оценить - хорошо, нет - никаких акцентов, проехали. Монгольская логика тоже радует. На мой вопрос: "Почему национальная одежда "дели " в виде теплого халата шьется из ткани разного цвета, а вот кушаки у всех только оранжевого? ". Ответ был исчерпывающим: "Ну не из зеленого же! ".

Однажды довелось апрельскую пасхальную ночь провести вдвоем с монголом на берегу талого ручья. Он утверждал, что вода не бывает плохой, грязной. Стоит только хорошо думать об этой воде, помолиться, иметь чистые помыслы - и любую воду можно пить без опаски. И ещё - чистотой своих мыслей можно поправить своё здоровье! Легко принимать внешнюю красоту жизни. Куда труднее понять её естественность. Согласитесь, это перекликается с нашим Евангелием.

Доверительная грань между мной, приглашающим побывать в этой стране, и клюнувшими на эту удочку - очень тонка. Потому что, козырей в моем кармане мало. По личным наблюдениям: из десяти человек впервые попавших в горы, только трое захотят туда еще раз. И только один из этих троих всерьез осознает притягательность гор. А если взглянуть на путешествие по Монголии через линзы оптимизма, краски веселеют. Экзотический быт аратов-кочевников, вечерний шашлык под звездным шатром, распахнутое синее небо от горизонта до горизонта, сумасшедшая рыбалка, восхождения на четырехтысячные снежные купола, идеальные склоны для полетов на параплане, раздолье порысачить на внедорожнике, метры фотопленки с неземными закатами, и, наконец, побыть самим собой и наедине с Богом.

И сейчас, когда я слышу "живем - хуже некуда", я знаю, что есть места и похуже нашей России. Но неуверен до конца - а кто все-таки счастливей: мы или монголы? Склоняюсь не в нашу сторону. У них ничего нет и им ничего не надо. И заботы выбирать между "Тайдом' или другим стиральным порошком здесь не существует. Завидую и желаю вкусить жизнь после инкарнации такую, какой и предложил нам Бог в самом начале.

С другой стороны, быть может, я погорячился? Ведь - "жизнь прекрасна контрастами".

 

Евгений Горбик ( freiwind@ab.ru )
Travel Club "Терра Монголия" www.terra-mongolia.ru
5 апреля 2004 г.



 




Вернуться к списку статей →



Скидки для детей

Мы поощряем семейные путешествия, особенно с детьми. И считаем, что будет очень справедливо, если нагрузка на семейный бюджет будет уменьшена. Наши скидки для ваших детей, путешествующих с вами: